Главная

В разделе

 


Лариса Тихонова,
писатель-фантаст,

лауреат множества конкурсов в жанре фантастики

популярных фантастических журналов России.

Живёт и работает в городе Отрадном.

Сегодня Лариса Тихонова гость нашего Интернет-журнала.

Вивисекция

Фантастический рассказ

 

 

Красноватый мутный свет пробился сквозь опухшие веки дёма, и он, наконец, решился открыть заплаканные глаза. И тут же опять их зажмурил и зашёлся в рыданиях. Через прутья ненавистной клетки на него скалилось ужасное существо! Оно щёлкнуло клыками, обдав щёку влажным дыханием, но отодвинуться дальше не было никакой возможности - высокие разветвлённые рога безнадёжно застряли в сплетениях верхних прутьев.

   Кроме скалящегося существа возле клетки стояли двое похитителей, и дём, в который раз, поразился - до чего чужаки на него похожи! Гораздо больше, чем собственные родители! Похитители открывали и смыкали ротовые отверстия, издавая разные звуки, но вдруг замолчали и почтительно склонили головы при приближении нового чужака. "Самка... - определил дём, втянув чувствительными ноздрями запах . - Уже немолодая, возможно - их Мама?".

   При воспоминаниях о собственной Маме он, в который раз, разрыдался, размазывая слёзы по лицу грязными руками, самка похитителей тоже разволновалась и - о чудо! - её бурные эмоции вдруг нарисовали в голове дёма вполне понятную картинку!

   Он ей понравился, потому что был похож на другого малыша, лежащего теперь в тесном ящике под толстым слоем почвы. И она не позволит держать его в клетке, а будет любить и заботиться, он останется подле неё навсегда... Навсегда?

   Картинка погасла, хотя самка продолжала издавать звуки, обращаясь к его похитителям, а дём пребывал теперь в полном смятении. Выходит, жизнь ему сохранят, но он будет вдали от Мамы? И от родного племени, и от собственного мира, наконец! Тот был понятным и очень красивым - искрящимся и белоснежным. Чужой мир хмурился багровым и тускло-коричневым: древние коричневые камни, из которых сложено это высокое жилище и багровые всполохи чего-то очень горячего, ворочающегося в глубокой нише, откуда волнами расходился жар. В его мире так грела только густая шерсть Мамы...

   - Конечно, он не мёрзнет, госпожа герцогиня, - льстиво улыбаясь, втолковывал женщине один из охотников, доставивший редкую добычу в замок. - Дёмы с Бестиарии или снежные демоны, как их назвали первооткрыватели, морозоустойчивые существа. В остальном же - они гораздо хуже, чем любые дикари. Аборигены отсталых планет имеют хоть какую-то культуру! Они изготавливают предметы и одежду, которая хотя бы прикрывает срам. И с ними можно договориться, дёмы же лишены речи, тупы и не любопытны. Близко к себе не подпускают, собственных детей растят голыми, и это в условиях вечной зимы!

   - Правда? Какая дикость, - вздёрнула тонкие брови герцогиня. - Но как бы там ни было, ваш дём невероятно похож на моего Ульриха... Вернее, на самого Ульриха не сильно, а вот на его прапрадеда, герцога Вульфуса Ульриха фон Леманна... момент, сейчас принесу детское фото!

   Тонкая фигурка с величественной осанкой проследовала из залы в другое помещение, а оставшиеся одни мужчины вытаращились друг на друга.

   - Фото? - хмыкнул один из охотников, рыжий и кривоногий. - Что есть фото?

   - Редкостное старьё, - убеждённо отозвался второй, мерцая вживлённой оптической линзой, заменившей повреждённый правый глаз. - Богатенькие из титулованных ужасно гордятся подобным хлам... вы уже вернулись, госпожа герцогиня? Так вот что такое настоящее фото, очень интересно... о боже!

   С почти выцветшей невзрачной картинки на него смотрел тщательно одетый и гладко причёсанный снежный демон, причём физиономия была самая высокомерная! Впрочем, нет, то был не дём. Не хватало третьей задней, непарной ноги, разве что рога на голове присутствовали.

   - Его светлость фон Леманн имел... э-ээ...рожки? - ляпнул охотник с глазом-линзой, не сумев сдержать любопытство.

   - Что-о?! Болван, это маскарадный костюм! - злобно процедила сквозь зубы герцогиня, и виновный рассыпался в извинениях. - Ладно, на первый раз прощаю... Так вот - разве этот дикарёныш и прапрадедушка не одно лицо? И это не просто поразительно, в подобном совпадении я вижу перст судьбы, указывающий на моё новое предназначение! Господь вверяет моим заботам необычное дитя, которого - клянусь! - я выращу как своего, чего бы это ни стоило.

   "Шла бы ты, богатая дурочка, опять замуж", - подумал рыжий охотник, возвращая герцогине картинку. Его напарник, пряча кривую ухмылку, резко заинтересовался узором на ковре, в то время как герцогиня, расчувствовавшись, вытирала платочком шмыгающий носик.

   - В общем, я оставляю мальчика себе...

   - Деньги вперёд! - в унисон рявкнули торговцы живым товаром, а рыжий по привычке потянулся к поясу с оружием.

   - Господа, господа, что за манеры! Конечно, я плачу! - Оскорбилась, но ничуть не испугалась её светлость. - Рассказывайте об условиях содержания... то есть о привычках и характере бедняжечки. Как найти к нему подход? Какую предпочитает пищу?

   - Всеяден, - буркнул рыжий. - В дороге жрал почти всё, что бросишь в клетку. А когда не жрал, мы особо не уговаривали. Вот лёд любит. Кинешь ему замороженную ледышку, он её мигом в рот. Жарко, поди, при плюсовой температуре. Иногда весь красный сделается ...вон как теперь.

   Измученный дём, застрявшие рога которого вот уже несколько часов не давали ему ни лечь, ни принять другое положение, действительно сильно раскраснелся. Светлые тонкие волосики потемнели от пота и прилипли к черепу, глаза остекленели. Большая собака герцогини, постоянно рычавшая и не отходившая от клетки ни на шаг, вдруг жалобно взвизгнула и подбежала к ногам хозяйки.

   - Лёд! - выкрикнула её светлость, обращаясь к вызванному дворецкому. - Ванну льда! А этих остолопов рассчитайте и гоните вон!

   "Чтоб тебя дём покусал!" - выругался про себя несдержанный рыжий. - О, чёрт, так и будет! Дура сама лезет к нему в клетку!".

   Но герцогиня, выхватив протянутый пульт, только разблокировала электронный замок, внутрь же пошли слуги. Это было последнее, что увидели охотники, прежде чем их выставили за дверь.

   Прошло две недели. Герцогиня, сидя в любимом кресле у растопленного камина, в который раз просматривала архивы с Бестиарии, опустив на глаза изящный щиток-визор. Эффект присутствия она отключила, от сильного озноба не спасало даже жаркое пламя.

   На недоброй чужой планете бушевали бесконечные метели, а в их ледяных вихрях плясали снежные демоны. Огромные белоснежные фигуры медленно, словно нехотя, кружились, то вздымаясь над поверхностью во весь рост, то ввинчиваясь в снежный наст, чтобы вынырнуть уже в другом месте. Больше всего дёмы походили на причудливых животных, и только лица, в обрамлении то ли волос, то ли длинной развевающейся шерсти, оставались человеческими. Совершенно бессмысленные и даже отталкивающие лица пациентов дома скорби. Это очень беспокоило герцогиню, она хмурилась и поджимала губы, запуская просмотр опять и опять, но в её распоряжении было всего девять записей. Далёкая Бестиария планета не перспективная, а её аборигены действительно не шли на контакт. Более того - всегда тщательно прятались, увидеть и запечатлеть их "танец" смогли единицы. Поэтому учёные и общественность испытали настоящий шок, когда браконьер-одиночка продал на визорвидение невероятный кадр - во время кружения со спины огромного монстра слетает совершенно голый ребёнок, весьма похожий на человека! Да, рогатый. Да, имеющий отвратительную (по человеческим меркам) третью ногу - непарную и словно недоразвитую, - но пухлый, розовощёкий и с умильно весёлой рожицей!

   Кадр со вторым ребёнком, выглядывающим из копны шерсти на загривке мёртвого дёма, сумели получить только полгода назад. Изувеченного снежного демона вынес на поверхность землеройный снаряд каких-то геологов. Тело немедленно купили учёные, давно мечтавшие разобрать загадочного аборигена по косточкам. А вот ребёнок со спины монстра пропал, от него остался лишь поразительный снимок, немедленно ставший самой популярной голограммой на Земле. Куда подевался маленький дём знал очень ограниченный круг людей, но даже и они не представляли, сколько это герцогине стоило. И вот теперь её светлость хмурилась, а потом позвонила и отдала короткое распоряжение.

   Мальчика привели его личные камердинеры, ещё недавно служившие в охране. Один из мужчин держал наготове шокер, второй побрякивал наручниками. Нет, дём не проявлял агрессию, разве что шипел на облаивающую его собаку, но герцогине так было спокойней. Приказав камердинерам подвести подопечного поближе, она принялась рассматривать его как неодушевлённый предмет, досадливо покусывая нижнюю губу.

   Инопланетный ребёнок её разочаровал. Она представляла себе ласковое привязчивое существо, которое хоть частично заменит умершего сына. Ведь второго собственного малыша никогда не будет - несмотря на все ухищрения медицины, род фон Леманнов угасал. Но дём, как и предупреждали охотники живым товаром, оказался невероятно туп, а дурацкие рога и нелепая третья нога выглядели с каждым днём всё неприятней. Настоящий уродец, совсем не стоивший её внимания, потраченных денег и... и всё-таки - до чего дикарёныш походит лицом на прапрадеда! Невольно поверишь в переселение душ!

   Пока герцогиня рассматривала и размышляла, дём опять перегрелся. Не только из-за жара пламени камина и плотного облегающего трико, которое приходилось теперь носить. Главная самка проецировала в его мозг ужасные картинки недовольства и даже ненависти, чего никогда не делала Мама, и он вспотел от страха.

   Одеревенев лицом, превратившимся в искажённую маску, дём качнулся, накренился и обязательно бы упал, если бы не рефлексы. Его плечи ссутулились, резко сгибая тело в грудной клетке, болтающаяся сзади вялая дополнительная нога налилась упругостью и твёрдо встала на холодную плитку пола, длинноватые для человека руки тоже упёрлись в пол и это позволило не упасть, переживая приступ острой паники. Герцогиню, только-только начавшую успокаиваться, передёрнуло от отвращения - с пятью широко расставленными конечностями дём стал похож на паука!

   "Какой там прадедушка, настоящее дьявольское дитя! Потом это дитя вырастет и станет здоровенным безумным монстром, судя по записям видеоархива? А я ещё мечтала представить ЭТО обществу! - Нервно думала она, покидая быстрыми шагами комнату. - Приказать ликвидировать? А потраченные деньги! Нет, денег жаль меньше всего, но что, что теперь делать?!"

   Извилистыми коридорами очень старого замка, меж рассыпающихся камней которого задувал ветер, она забрела в галерею и снова, уже в который раз, наткнулась взглядом на высокомерные светлые глаза. Прапрадед, конечно не в маскарадном, а в великолепном придворном костюме, взирал на неё холодно и презрительно. Печально смотрел с портрета тогда уже смертельно больной сын, глаза остальных родственников источали ядовитую злобу. Да, она виновата. Род не будет продолжен и после её смерти всё растащат по частям, по камешку. Так почему бы не продлить хотя бы агонию жизни, если того требуют высокородные чванливые мертвецы!

   Герцогиня устало провела рукой по лицу, стирая неуверенное выражение, выпрямила спину, выпятила вперёд острый подбородок и поспешила в кабинет. Она не слышала и не могла слышать, как отчаянно заплакал в своей комнате дём, уловивший картинку, где его кромсают на куски. Один из камердинеров вздрогнул и плюнул в его сторону, и тогда собака герцогини зарычала вдруг не на рыдающего уродца, а на хорошо знакомого человека.

   Находясь под наркозом, снежный демон блаженствовал, прижимаясь к белоснежной и доброй Маме. Все дёмы, при рождении голые, выживают, зарываясь в тёплое облако длинного ворса на теле самца или самки, которых без разбору почитают как Маму. Прибавляя в возрасте и росте, молодые дёмы со временем сами обрастают такой же великолепной шубой, а к созреванию окончательно становятся на все пять крепких и быстрых ног, утрачивая прямоходящую осанку...

   Спустя несколько месяцев в старом замке состоялся большой приём. Герцогиня, которой исполнилось только пятьдесят, с гордостью представила высшему обществу единственного наследника. Красивый, только бледный и отрешённый мальчик принимал гостей вместе с её светлостью, стоя под портретом знаменитого прапрадеда. И все как один удивлялись необыкновенному сходству, хотя объявившийся наследник был, как говориться, седьмая вода на киселе. Подкачал только цвет глаз. Вместо фамильных, светло-серых, глаза у молодого герцога были очень тёмные и какие-то мёртвые. Конечно же гости не знали, что цвет глаз почему-то поменялся после дополнительного наркоза - во время операции дём неожиданно проснулся и попытался сбежать с полуотрезаной ногой.

   Темнота поселилась не только в глазах. Когда улыбчивая герцогиня, привлекая внимание, слегка дотрагивалась до мальчика рукой, он воспринимал её исключительно в образе змеи - гибкого опасного гада, увиденного как-то меж скользких камней. Но пока женщина-змея была ему ещё нужна, переродившийся в страданиях демон обучался. Ему ещё многое предстояло узнать, в том числе - имена охотников-контрабандистов и, конечно же, оперировавших его врачей. В конце концов, в живых останется только одна собака, не расстававшаяся с ним теперь ни на шаг и рисовавшая в вечно болевшей голове одну и ту же никогда не надоедающую картинку - тёплая лохматая мама и прижавшийся к ней щенок.

                           

Красноватый мутный свет пробился сквозь опухшие веки дёма, и он, наконец, решился открыть заплаканные глаза. И тут же опять их зажмурил и зашёлся в рыданиях. Через прутья ненавистной клетки на него скалилось ужасное существо! Оно щёлкнуло клыками, обдав щёку влажным дыханием, но отодвинуться дальше не было никакой возможности - высокие разветвлённые рога безнадёжно застряли в сплетениях верхних прутьев.

   Кроме скалящегося существа возле клетки стояли двое похитителей, и дём, в который раз, поразился - до чего чужаки на него похожи! Гораздо больше, чем собственные родители! Похитители открывали и смыкали ротовые отверстия, издавая разные звуки, но вдруг замолчали и почтительно склонили головы при приближении нового чужака. "Самка... - определил дём, втянув чувствительными ноздрями запах . - Уже немолодая, возможно - их Мама?".

   При воспоминаниях о собственной Маме он, в который раз, разрыдался, размазывая слёзы по лицу грязными руками, самка похитителей тоже разволновалась и - о чудо! - её бурные эмоции вдруг нарисовали в голове дёма вполне понятную картинку!

   Он ей понравился, потому что был похож на другого малыша, лежащего теперь в тесном ящике под толстым слоем почвы. И она не позволит держать его в клетке, а будет любить и заботиться, он останется подле неё навсегда... Навсегда?

   Картинка погасла, хотя самка продолжала издавать звуки, обращаясь к его похитителям, а дём пребывал теперь в полном смятении. Выходит, жизнь ему сохранят, но он будет вдали от Мамы? И от родного племени, и от собственного мира, наконец! Тот был понятным и очень красивым - искрящимся и белоснежным. Чужой мир хмурился багровым и тускло-коричневым: древние коричневые камни, из которых сложено это высокое жилище и багровые всполохи чего-то очень горячего, ворочающегося в глубокой нише, откуда волнами расходился жар. В его мире так грела только густая шерсть Мамы...

   - Конечно, он не мёрзнет, госпожа герцогиня, - льстиво улыбаясь, втолковывал женщине один из охотников, доставивший редкую добычу в замок. - Дёмы с Бестиарии или снежные демоны, как их назвали первооткрыватели, морозоустойчивые существа. В остальном же - они гораздо хуже, чем любые дикари. Аборигены отсталых планет имеют хоть какую-то культуру! Они изготавливают предметы и одежду, которая хотя бы прикрывает срам. И с ними можно договориться, дёмы же лишены речи, тупы и не любопытны. Близко к себе не подпускают, собственных детей растят голыми, и это в условиях вечной зимы!

   - Правда? Какая дикость, - вздёрнула тонкие брови герцогиня. - Но как бы там ни было, ваш дём невероятно похож на моего Ульриха... Вернее, на самого Ульриха не сильно, а вот на его прапрадеда, герцога Вульфуса Ульриха фон Леманна... момент, сейчас принесу детское фото!

   Тонкая фигурка с величественной осанкой проследовала из залы в другое помещение, а оставшиеся одни мужчины вытаращились друг на друга.

   - Фото? - хмыкнул один из охотников, рыжий и кривоногий. - Что есть фото?

   - Редкостное старьё, - убеждённо отозвался второй, мерцая вживлённой оптической линзой, заменившей повреждённый правый глаз. - Богатенькие из титулованных ужасно гордятся подобным хлам... вы уже вернулись, госпожа герцогиня? Так вот что такое настоящее фото, очень интересно... о боже!

   С почти выцветшей невзрачной картинки на него смотрел тщательно одетый и гладко причёсанный снежный демон, причём физиономия была самая высокомерная! Впрочем, нет, то был не дём. Не хватало третьей задней, непарной ноги, разве что рога на голове присутствовали.

   - Его светлость фон Леманн имел... э-ээ...рожки? - ляпнул охотник с глазом-линзой, не сумев сдержать любопытство.

   - Что-о?! Болван, это маскарадный костюм! - злобно процедила сквозь зубы герцогиня, и виновный рассыпался в извинениях. - Ладно, на первый раз прощаю... Так вот - разве этот дикарёныш и прапрадедушка не одно лицо? И это не просто поразительно, в подобном совпадении я вижу перст судьбы, указывающий на моё новое предназначение! Господь вверяет моим заботам необычное дитя, которого - клянусь! - я выращу как своего, чего бы это ни стоило.

   "Шла бы ты, богатая дурочка, опять замуж", - подумал рыжий охотник, возвращая герцогине картинку. Его напарник, пряча кривую ухмылку, резко заинтересовался узором на ковре, в то время как герцогиня, расчувствовавшись, вытирала платочком шмыгающий носик.

   - В общем, я оставляю мальчика себе...

   - Деньги вперёд! - в унисон рявкнули торговцы живым товаром, а рыжий по привычке потянулся к поясу с оружием.

   - Господа, господа, что за манеры! Конечно, я плачу! - Оскорбилась, но ничуть не испугалась её светлость. - Рассказывайте об условиях содержания... то есть о привычках и характере бедняжечки. Как найти к нему подход? Какую предпочитает пищу?

   - Всеяден, - буркнул рыжий. - В дороге жрал почти всё, что бросишь в клетку. А когда не жрал, мы особо не уговаривали. Вот лёд любит. Кинешь ему замороженную ледышку, он её мигом в рот. Жарко, поди, при плюсовой температуре. Иногда весь красный сделается ...вон как теперь.

   Измученный дём, застрявшие рога которого вот уже несколько часов не давали ему ни лечь, ни принять другое положение, действительно сильно раскраснелся. Светлые тонкие волосики потемнели от пота и прилипли к черепу, глаза остекленели. Большая собака герцогини, постоянно рычавшая и не отходившая от клетки ни на шаг, вдруг жалобно взвизгнула и подбежала к ногам хозяйки.

   - Лёд! - выкрикнула её светлость, обращаясь к вызванному дворецкому. - Ванну льда! А этих остолопов рассчитайте и гоните вон!

   "Чтоб тебя дём покусал!" - выругался про себя несдержанный рыжий. - О, чёрт, так и будет! Дура сама лезет к нему в клетку!".

   Но герцогиня, выхватив протянутый пульт, только разблокировала электронный замок, внутрь же пошли слуги. Это было последнее, что увидели охотники, прежде чем их выставили за дверь.

   Прошло две недели. Герцогиня, сидя в любимом кресле у растопленного камина, в который раз просматривала архивы с Бестиарии, опустив на глаза изящный щиток-визор. Эффект присутствия она отключила, от сильного озноба не спасало даже жаркое пламя.

   На недоброй чужой планете бушевали бесконечные метели, а в их ледяных вихрях плясали снежные демоны. Огромные белоснежные фигуры медленно, словно нехотя, кружились, то вздымаясь над поверхностью во весь рост, то ввинчиваясь в снежный наст, чтобы вынырнуть уже в другом месте. Больше всего дёмы походили на причудливых животных, и только лица, в обрамлении то ли волос, то ли длинной развевающейся шерсти, оставались человеческими. Совершенно бессмысленные и даже отталкивающие лица пациентов дома скорби. Это очень беспокоило герцогиню, она хмурилась и поджимала губы, запуская просмотр опять и опять, но в её распоряжении было всего девять записей. Далёкая Бестиария планета не перспективная, а её аборигены действительно не шли на контакт. Более того - всегда тщательно прятались, увидеть и запечатлеть их "танец" смогли единицы. Поэтому учёные и общественность испытали настоящий шок, когда браконьер-одиночка продал на визорвидение невероятный кадр - во время кружения со спины огромного монстра слетает совершенно голый ребёнок, весьма похожий на человека! Да, рогатый. Да, имеющий отвратительную (по человеческим меркам) третью ногу - непарную и словно недоразвитую, - но пухлый, розовощёкий и с умильно весёлой рожицей!

   Кадр со вторым ребёнком, выглядывающим из копны шерсти на загривке мёртвого дёма, сумели получить только полгода назад. Изувеченного снежного демона вынес на поверхность землеройный снаряд каких-то геологов. Тело немедленно купили учёные, давно мечтавшие разобрать загадочного аборигена по косточкам. А вот ребёнок со спины монстра пропал, от него остался лишь поразительный снимок, немедленно ставший самой популярной голограммой на Земле. Куда подевался маленький дём знал очень ограниченный круг людей, но даже и они не представляли, сколько это герцогине стоило. И вот теперь её светлость хмурилась, а потом позвонила и отдала короткое распоряжение.

   Мальчика привели его личные камердинеры, ещё недавно служившие в охране. Один из мужчин держал наготове шокер, второй побрякивал наручниками. Нет, дём не проявлял агрессию, разве что шипел на облаивающую его собаку, но герцогине так было спокойней. Приказав камердинерам подвести подопечного поближе, она принялась рассматривать его как неодушевлённый предмет, досадливо покусывая нижнюю губу.

   Инопланетный ребёнок её разочаровал. Она представляла себе ласковое привязчивое существо, которое хоть частично заменит умершего сына. Ведь второго собственного малыша никогда не будет - несмотря на все ухищрения медицины, род фон Леманнов угасал. Но дём, как и предупреждали охотники живым товаром, оказался невероятно туп, а дурацкие рога и нелепая третья нога выглядели с каждым днём всё неприятней. Настоящий уродец, совсем не стоивший её внимания, потраченных денег и... и всё-таки - до чего дикарёныш походит лицом на прапрадеда! Невольно поверишь в переселение душ!

   Пока герцогиня рассматривала и размышляла, дём опять перегрелся. Не только из-за жара пламени камина и плотного облегающего трико, которое приходилось теперь носить. Главная самка проецировала в его мозг ужасные картинки недовольства и даже ненависти, чего никогда не делала Мама, и он вспотел от страха.

   Одеревенев лицом, превратившимся в искажённую маску, дём качнулся, накренился и обязательно бы упал, если бы не рефлексы. Его плечи ссутулились, резко сгибая тело в грудной клетке, болтающаяся сзади вялая дополнительная нога налилась упругостью и твёрдо встала на холодную плитку пола, длинноватые для человека руки тоже упёрлись в пол и это позволило не упасть, переживая приступ острой паники. Герцогиню, только-только начавшую успокаиваться, передёрнуло от отвращения - с пятью широко расставленными конечностями дём стал похож на паука!

   "Какой там прадедушка, настоящее дьявольское дитя! Потом это дитя вырастет и станет здоровенным безумным монстром, судя по записям видеоархива? А я ещё мечтала представить ЭТО обществу! - Нервно думала она, покидая быстрыми шагами комнату. - Приказать ликвидировать? А потраченные деньги! Нет, денег жаль меньше всего, но что, что теперь делать?!"

   Извилистыми коридорами очень старого замка, меж рассыпающихся камней которого задувал ветер, она забрела в галерею и снова, уже в который раз, наткнулась взглядом на высокомерные светлые глаза. Прапрадед, конечно не в маскарадном, а в великолепном придворном костюме, взирал на неё холодно и презрительно. Печально смотрел с портрета тогда уже смертельно больной сын, глаза остальных родственников источали ядовитую злобу. Да, она виновата. Род не будет продолжен и после её смерти всё растащат по частям, по камешку. Так почему бы не продлить хотя бы агонию жизни, если того требуют высокородные чванливые мертвецы!

   Герцогиня устало провела рукой по лицу, стирая неуверенное выражение, выпрямила спину, выпятила вперёд острый подбородок и поспешила в кабинет. Она не слышала и не могла слышать, как отчаянно заплакал в своей комнате дём, уловивший картинку, где его кромсают на куски. Один из камердинеров вздрогнул и плюнул в его сторону, и тогда собака герцогини зарычала вдруг не на рыдающего уродца, а на хорошо знакомого человека.

   Находясь под наркозом, снежный демон блаженствовал, прижимаясь к белоснежной и доброй Маме. Все дёмы, при рождении голые, выживают, зарываясь в тёплое облако длинного ворса на теле самца или самки, которых без разбору почитают как Маму. Прибавляя в возрасте и росте, молодые дёмы со временем сами обрастают такой же великолепной шубой, а к созреванию окончательно становятся на все пять крепких и быстрых ног, утрачивая прямоходящую осанку...

   Спустя несколько месяцев в старом замке состоялся большой приём. Герцогиня, которой исполнилось только пятьдесят, с гордостью представила высшему обществу единственного наследника. Красивый, только бледный и отрешённый мальчик принимал гостей вместе с её светлостью, стоя под портретом знаменитого прапрадеда. И все как один удивлялись необыкновенному сходству, хотя объявившийся наследник был, как говорится, седьмая вода на киселе. Подкачал только цвет глаз. Вместо фамильных, светло-серых, глаза у молодого герцога были очень тёмные и какие-то мёртвые. Конечно же гости не знали, что цвет глаз почему-то поменялся после дополнительного наркоза - во время операции дём неожиданно проснулся и попытался сбежать с полуотрезаной ногой.

   Темнота поселилась не только в глазах. Когда улыбчивая герцогиня, привлекая внимание, слегка дотрагивалась до мальчика рукой, он воспринимал её исключительно в образе змеи - гибкого опасного гада, увиденного как-то меж скользких камней. Но пока женщина-змея была ему ещё нужна, переродившийся в страданиях демон обучался. Ему ещё многое предстояло узнать, в том числе - имена охотников-контрабандистов и, конечно же, оперировавших его врачей. В конце концов, в живых останется только одна собака, не расстававшаяся с ним теперь ни на шаг и рисовавшая в вечно болевшей голове одну и ту же никогда не надоедающую картинку - тёплая лохматая мама и прижавшийся к ней щенок.

                           

 

21.11.2020

 

   

 

 

 

 

 

 

Главная

В разделе

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

  Top.Mail.Ru

 

 

Монастырский

сердечный чай

Автошторы Trokot

Уроки Фотомастера

 Крем от целлюлита

Золотой ключик